Пост-правда и новое поколение войны, или Почему произошло возвращение пропаганды Георгий Почепцов

Пришло время взглянуть и на российско-украинскую войну сквозь призму смены поколений войны. Это не техника нового типа, это новый тип опоры на человеческий фактор.
Филип Карбер подчеркивает принципиальное отличие от понимания гибридной войны на Западе в том, что здесь есть комбинация скрытого участия государства с прямым, граничащим с бахвальством. Он акцентирует пять компонентов такой войны [17]:
— политический подрыв (политическая пропаганда, информационные операции, коррупция, компрометация),
— квази-святилища (захват локальных центров власти, полицейских участков, аэропортов, военных складов; вооружение и тренировка повстанцев; разрушение транспортной инфраструктуры; псевдо-референдум; кибератаки),
— интервенция (размещение российских сил на границе; передача тяжелого вооружения повстанцам; создание тренировочных лагерей возле границы),
— принудительное сдерживание (внезапные проверки своих вооруженных сил, маневры, агрессивное патрулирование соседних регионов),
— переговорные манипуляции (использование инициированного Западом перемирия для достижения своих целей).
Как видим, Запад смотрит даже шире, чем мы привыкли, например, добавляет в список инструментария и переговоры типа минских.
Интересный набор характеристик этой войны нового поколения видит Янис Берзинс. С его точки зрения есть следующие десять отличий от обычной войны [18]:
— переход от прямого разрушения к прямому влиянию,
— переход от уничтожения противника к его внутреннему разложению,
— переход от войны с оружием и технологиями к культурной войне,
— переход от войны обычными силами к силам специального назначения и коммерческим военным группировкам,
— переход от традиционного поля боя к информационно-психологической войне и войне представлений,
— переход от прямых столкновений к бесконтактной войне,
— переход от войны секционной к тотальной войне, включая внутренний фронт,
— переход от войны в физической среде к войне в человеческом сознании и киберпространстве,
— переход от симметричной к асимметричной войне путем комбинации политических, экономических, информационных, технологических и экологических кампаний,
— переход к войне в ограниченный период времени к постоянной войне как естественного условия жизни нации.
И его вывод: «Российский взгляд на современную войну базируется на идее, что основным полем боя является разум. Как следствие, в войнах нового поколения будет доминирование информационной и психологической войны».

Берзинс также предложил вполне конкретных восемь фаз разворачивания такой войны нового поколения:
— первая фаза: невоенная асимметричная война (информационные, моральные, психологические, идеологические, дипломатические, экономические средства),
— вторая фаза: специальные операции для введения в заблуждение политических и военных лидеров,
— третья фаза: запугивание, обман, подкуп правительственных чиновников и военных,
— четвертая фаза — дестабилизирующая пропаганда, увеличивающая разочарование населения,
— пятая фаза: установление над атакуемой страной бесполетных зон, блокады и использование частных военных компаний,
— шестая фаза: начало военных действий,
— седьмая фаза: комбинация целевых информационных операций, киберударов, авиазапугивания,
— восьмая фаза: уничтожение уцелевшего и сопротивляющегося противника силами специальных операций.

 Георгий Почепцов

Коментарі